Перейти к основному содержимому

Методы контроля ожирения у детей

Большие порции – такая же причина стремительного роста ожирения у детей, как и взрослых. Но механизмы этого явления несколько иные и изучением их диетологи начали заниматься сравнительно недавно.

Профессор Удинцев         139     

Методы контроля ожирения у детей

Методы контроля больших порций еды у детей

    Результаты некоторых исследований суммированы в системном обзоре сотрудников Центра Улучшения Здоровья у Детей, Подростков и Семей Аризонского Государственного Университета, г.Феникс, США.    Авторы отмечают, что специфика пищевого поведения у детей заключается в том, что в  «критическом возрасте» 3-5 лет  у них происходят  важные физиологические, психологические и физические  и поведенческие изменения, в том числе и под влиянием  количества еды, которое они получают в этом возрасте  -  приучение маленьких детей   к излишне большим порциям еды в итоге выливается в хроническое переедание и ожирение в дальнейшие периоды  жизни.  Правильное обучение питанию детей именно в этом возрасте ныне  многими психологами и диетологами рассматривается как  эффективный инструмент предупреждения растущего количества подростков и взрослых  с избытком массы тела и ожирением.  В этом отношении крайне важно, что-бы дети в возрасте 3-5 лет получали  знания о  влиянии на организм порций еды различного размера. А, поскольку именно родители контролирует манеру питания детей, необходимо в первую очередь соответствующее образование  самих родителей, что-бы они могли устанавливать для своих детей оптимальные порции еды, с одной стороны, обеспечивающие    потребности  молодых растущих организмов, а с другой -   предупреждающие  переедание и, соответственно, снижающие риск развития   ожирения. Иными словами,  предупреждение ожирения у детей дело в первую  очередь родителей  (Worldviews Evid Based Nurs. 2013 ) .

    Одна из первых работ по изучению у детей влияния   объема порций на общее количество съедаемой пищи была проведена в   Исследовательском Центре Департамента США по Сельскому Хозяйству и Отделу по Наукам в области Питания Государственного Университета Пенсильвания.    К исследованию били привлечены  30 детей дошкольного возраста, которым       на обед   предлагали порции первого блюда, соответствующего по объему их возрасту (первая группа), либо порции, в два раза  большие (вторая группа).    Большинство детей во второй группе съедали предложенную удвоенную порцию первого блюда полностью или частично, при этом   вовсе не отказываясь от   других блюд, входящих в обед.  Все это привело к тому, что    общий объем съеденной  ими пищи был выше по сравнению с участниками первой группы в среднем   на 25%, а полученной  общей энергии - на 15%.  При этом такие дети  вовсе  не осознавали, что они съедают больше, т.е. у них    имелся   дефицит ощущения насыщения.      Авторы делают вывод, что  предоставление детям  право выбора объема порции может привести у многих из них к эффекту переедания с соответствующими последствиями   (Am J Clin Nutr. 2003).

          Сотрудниками Отдела Наук о Поведенческих Аспектах Здоровья Пенсильванского Университета, США  и Университета г.Лидс, Великобритания  написан обзор о   пищевом поведении детей в зависимости от размера представляемых им порций еды. В отличии от взрослых, у которых эффект «больших порций» доказан и хорошо изучен, у детей эти исследования значительно сложнее.   Поведение во время еды у маленьких детей только формируется  и в этом возрасте существует широкий диапазон их реакций   на размеры порций, что  связано как с генетической предрасположенностью, так  и массой факторов окружающей среды.   Существуют врожденные механизмы контроля аппетита и пищевого поведения, которые включают гены, кодирующие основные гормоны и нейропептиды, вовлеченные в процесс насыщения и определяющие эффект сытости. Они в значительной степени определяют размеры порций, т.е. наследственные пищевые черты повышают риск переедания у детей.   Но  реакция детей на размеры порций обучаема и подвержена воздействию     воспитания, домашнего и семейного окружения в раннем детстве.   И если генетическую предрасположенность мы исправить не способны, то воспитательные мероприятия вполне нам по силам   (Appetite, 2015).

      Детей нужно приучать к самостоятельности – это непреложная истина касается и поведения за столом, т.е. самообслуживания. Но многие ли родители задавались вопросом – сколько будет съедать  ребенок, если ему позволят самому  бесконтрольно управляться с сервировочной ложкой и большой емкостью с пищей? Тему эти решили изучить в Центре Исследования Детского Ожирения Пенсильванского Гос. Университета, США.     К исследованию были привлечены  63 ребенка в возрасте 3-5 лет,  которым предложили в качестве первого блюда на обед     вкусную пасту -  макароны с сыром. Паста в количестве 400 г была либо заранее разложена на  индивидуальных тарелках, либо находилась в кастрюльке емкостью 670 мл,  откуда дети   могли накладывать ее себе на тарелки.  После пасты всем участникам предлагали и другие обеденные блюда, размеры порций которых были весьма щедрыми:  зеленая фасоль (85 г) со сливочным маслом  (5 г), непослащенное яблочное пюре  (250 г), булочка-ролл из пшеничной муки  (35 г), стакан коровьего или соевого молока   с содержанием жира 2% (236 или 224 мл, соответственно. Энергоемкость всех этих блюд,   кроме пасты, составляла   373 ккал.  Перед  экспериментом детям дали следующие инструкции: 1) съедать столько, сколько они хотят или чуть меньше, т.е. не есть «через силу», пытаясь уничтожить все, что лежит на тарелке;   2) накладывать из кастрюльки столько, сколько угодно, 3) брать, при желании, неограниченное количество добавок;  4) не перекладывать пищу в тарелки соседей     по столу. За   5 минут до конца обеда участники получали   предупреждение о завершении еды.      У всех детей оценивали  индекс массы тела (ИМТ), учитывали стремление накладывать себе больше, чем удавалось съесть.  Оказалось, что дети,   занимающиеся самообслуживанием, в среднем   больше съедали   пасты и  всей пищи в целом, т.е,  объем пасты, которую дети накладывали себе сами, вовсе не уменьшал объема всех остальных обеденных блюд.  Причем,  увеличение объема потребления пищи в этой группе  было связано с повышенным аппетитом далеко не всех детей, а только части   этой компании. Эти дети откровенно   стремились положить себе побольше и, соответственно, побольше съесть. Таким образом, самообслуживание снижает объемы потребления пищи далеко не у всех детей (как  многие ошибочно полагают) – у определенной категории маленьких граждан такая самостоятельность   ведет к явному перееданию.   Авторы полагают, что такая склонность к повышению объема порций у детей в возрасте 3-5 лет связана с генетическими особенностями их пищевого поведения. Таких детей необходимо выявлять и строго контролировать процесс их питания, регулируя объемы порций, исходя из соответствующих физиологических стандартов. Самообслуживание  за столом им, увы, противопоказано. Такие дети также   требуют  особых педагогических  мер  по обучению их выбору правильного объема порций   (Am J Clin Nutr, 2012).

       И этот вопрос исследован явно недостаточно. Попытались изучить его в     Отделе Здравоохранения Центра Исследования Ожирения Университета Темпл, Филадельфия, США.  В исследовании участвовали 60 детей в возрасте 4-6 лет и их матери.  В ходе работы авторы  оценивали, способны ли дети адекватно определять объем порции первого блюда в зависимости от условий его представления.   Кроме того, авторы выявляли, как  влияют  семейные традиции на объем порции, самостоятельно выбираемой детьми.  Детям предлагали самостоятельно накладывать себе на тарелки в качестве первого блюда пасту. Еда находилась в кастрюльках одного размера, но в различном объеме -  275 или 550 г;   ложки для ее накладывания в тарелки  были   чайные или столовые (объем первой в три раза меньше).     Организаторы взвешивали порции пасты, которую дети   накладывали себе, а также  оценивали общий объем потребления всей обеденной еды. Анализировали   также  отношение  матерей детей-участников исследования к  стилю еды своих чад.     Результаты показали, что дети накладывали себе в среднем на 40% пасты больше в том случае, если им предоставляли  кастрюльку с большим объемом еды (550 г) и  на 13% больше – если предлагали для накладывания столовую, а не чайную, ложку.      Оба этих условия влияли на объем потребления пасты – чем больше дети накладывали себе этого блюда,  тем больше они его съедали (хотя и не обязательно все, что положили).   Выяснилось также, что более значительные по размеру порции и соответственно, большее потребление энергии было у тех детей,   чьи  матери проявляли  снисходительное («ешь,  сынок, на здоровье, сколько в тебя влезет…»)  либо авторитарное («обязательно съешь все, что на тарелке!»)   отношение к стилю питания детей. Таким образом, объем порций  при самообслуживании детей за столом во многом зависит от объемов представляемой пищи и орудий для ее накладывания в тарелки и определяется отношением к   процессу еды  мамаш детишек   (International Journal of Obesity,  2013).

     В    Отделе Общественного и Глобального Здравоохранения Университета Аркадия, Пенсильвания, и Государственном Университете Райт, штат Огайо, США изучали, как   влияет на    объем потребляемой детьми пищи размер тарелок и емкостей, в которых находится еда.  Исследование было проведено во время школьных ланчей (обедов) для детей первых двух классов.   Дети сами себе накладывали первое блюдо, а также остальные блюда и гарниры, используя для еды тарелки детского или взрослого размеров. Для первой группы детей  размер тарелок составлял 18 см в диаметре, площадь – 254 см2; гарниры находились в емкостях объемом 8 унций (226  г). Детям во второй группе были даны  «взрослые» тарелки   диаметром   25,6 см, площадью 515 см2, а емкости для гарниров – объемом 16 унций (452 г). Иными словами, вместимость посуды и количество еды в емкостях для второй группы участников  были ровно в два раза больше.      К каждому блюду отдельно предлагались  в качестве гарниров овощная смесь и яблочное пюре.  Всем участникам выдавали также  фиксированные по объему порции молока и хлеба.  Результаты были впечатляющие –   дети, пользующиеся «взрослой» посудой,  съедали достоверно больше всех блюд, получили они в итоге больше    в среднем   на 90,1 ккал, что в пересчете на энергоемкость пищи    составило 38,7 ккал.   Мораль ясна – уж если детей приучают к самостоятельности за столом, то и давать им нужно соответствующую, детскую, посуду, но ни в коем случаем не взрослую. Иначе это может очень скоро привести к весьма печальным результатам  (Pediatrics, 2013).

         Обзор о методах стратегии контроля порций еды у детей  написан сотрудниками Лаборатории Научных Решений Отдела Педиатрии Стэнфордского Исследовательского Профилактического Центра, Калифорния.  Авторы считают, что причина проблемы больших порций   кроется в неумении и взрослых, и, особенно, детей,   определять   оптимальный объем  пищи и предлагают следующие основные направления  контроля его. Вот эти несложные правила:   (1) применение высоких, тонких стаканов и кружек небольших объемов,   (2) использование тарелок, сервировочных мисок, кастрюлек  и прочей посуды меньшего диаметра и объема, (3) пища должна быть на тарелках с ободками, (4) отказ от просмотра телевизора и прочих привлекающих внимание раздражителей во время еды, (5) максимальное снижение или, в идеале, отказ от приема пищи во время просмотра телевизора, игрищ на компьютере и т.д. Рекомендации, как мы видим, нехитрые, но, как убеждены авторы обзора, весьма действенные (Appetite. 2015 ) .

      В Отделе Здравоохранения Центра Изучения Ожирения и Образования Университета Темпл, Филадельфия, США изучали   индивидуальные различия в восприимчивости к большим порциям детей с нормальной массой тела и ожирением.    Для исследования были привлечены дети в возрасте 5-6 лет, которых распределили на 4 группы и предложили соответственно, 4 вида обеда, содержащего 677 ккал (100% энергоемкости), 1015 ккал (150%), 1353 ккал (200%), 1691 ккал (250%). У всех участников оценивали массу тела, показатели аппетита.  Было выявлено, что потребление энергии детьми возрастало по мере увеличения калорийности обеда, а количество потребляемой пищи зависело от показателей аппетита и динамики насыщения, но вовсе не от массы тела детей. Дети с менее выраженной способностью  насыщаться и худшей регуляцией аппетита съедали больше и получали больше энергии.   Соответственно, они и были более склонны  к  последующему развитию ожирения. Как полагают авторы работы, раннее выявление таких детей и усиленный контроль за стилем их питания  – лучший способ предупреждения ожирения. И заниматься этим должны  в первую очередь родители  (Obesity (Silver Spring). 2015).

      Взаимосвязь между объемами порций и риском ожирения у детей известна, но у подростков она мало изучена. Этим и занялись сотрудники группы Эпидемиологии питания Университета г. Лидс, Великобритания, изучив зависимость между размерами порций пищи и ИМТ у жителей страны подросткового периода.   Для исследования были привлечены  636 подростков  в возрасте 11-18 лет, которых наблюдали с 2008 по 2011 г.г. в ходе программы  UK National Diet and Nutrition Survey. Объем порций рассчитывался для наиболее энергоемких блюд, содержащих выше 2,5 ккал/г.  Авторами была  выявлена отчетливая зависимость между потреблением участниками энергии и ИМТ. На каждые 100 ккал повышения энергопотребления по сравнению с нормой показатель ИМТ возрастал на 0,19 единиц.  Наиболее «вредными» с этой точки зрения оказались бисквиты, сыр, сливки и всевозможные пирожные (Br J Nutr. 2014 ) .

     Итак, как мы видим, ожирение у взрослых во многом определяется отношением к еде в детском возрасте. А учить детей правильно   и грамотно питаться должны в первую очередь их родители. Но пока взрослые люди сами не научатся есть, в том числе распоряжаться  большими порциями, чему они могут научить своих отпрысков?  



0 / 5    Оценок - 0

Комментарии